Контора
Бонус
Оценка
Язык
Live-ставки
Моб. ставки
 
5 000 руб.
     
2 500 руб.
     
500 руб.
     
Авансовая ставка
     

Фонбет тото 11 декабря тираж 357

Like barnyard hens they incessantly chatter back and forth in Vietnamese. What an unattractive language. Full of harsh breaks and clucks, their conversations, a subtle irritant always in the background of my thoughts, grates on me. They each have coal black hair and eyes, and when they look at me, I feel the gaze pass right through me as though I am not even in their view. I have never been able to fathom their words, and get no sense of their thoughts or emotions from their foreign words.

ГИТЛЕР, Inc.

Their expressionless faces provide little clues, and I am clearly only an object of their labor. Looking back into the bottomless black of their eyes I see nothing, infinity. Of course the prattle between them continues while they tend to my needs. Medication, feeding, and an occasional cleaning. But always the touch of emotionless hands, used as if rolling over a bag of potatoes.

Как пополнить фонбет с карты is the clatter of the sheet metal cart on wheels approaching down the corridor outside my room. One errant wheel shutters continuously like a broken shopping cart, causing everything on the pushcart to precariously bounce and rattle. Mai turns the corner into my view pulling the dented, shuddering rig which holds the tools of my imminent bathing.

Sponge, soap, razor, mirror, and of course the sloshing bowl of tepid water. My desire to be clean or filthy is uniformly neutral. With my departure from this place uncertain, I have ceased to care about even the most basic aspects of my life. I am young, though with the slow passage of unremarkable days, I feel like a lifetime has come and gone.

Before I came here, I worked hard to achieve my varied goals in life, though it seems now in retrospect the general course of my existence was primarily a product of circumstance rather than intent. My life has been more intuitive than deliberate, though I would like to think otherwise. I had a knack for recognizing opportunity. Хотя фронт окончательно не рухнул, немецкое наступление так сильно встревожило русских, что царь Николай II принял на себя обязанности верховного главнокомандующего вооружёнными силами.

Фонбет час июне года русский генерал Брусилов, ставший героем после разгрома австро-венгерских армий в Галиции в начале войны, предпринял наступление на запад от румынской границы. На этот раз это тоже было массированное наступление на австро-германские силы. После трёх месяцев жестоких боёв исход сражения окончательно решён не был, однако потери были неслыханными: австрийцы и немцы потеряли тыс.

В году русские правители, внезапно опомнившись, задали себе простой вопрос: какую выгоду они от всего этого получат?

Какая польза от вражды с Германией? Не в том ли только она состоит, что России удастся преподать Австро-Венгрии урок, вытеснив её с восточноевропейских и балканских рубежей, контроль над которыми Австрия и Россия издавна оспаривали друг у друга? Стоило ли добиваться этого такой ценой? Британия могла утверждать, что сражается за империю, Франция — за свою честь, Германия — за выживание, но что может сказать Россия в оправдание такого немыслимого холокоста?

В Лондоне уже давно предвидели и опасались, что эти мрачные мысли начнут обуревать русских довольно скоро; в качестве приманки британцы пообещали царю отдать России после войны Константинополь и проливы которые, впрочем, для этого надо было отобрать у Турции — правда, в Петербурге также быстро заподозрили, что это не более чем пустые посулы, как оно в действительности и оказалось.

Распутин явно хотел мира, а раз так, то мира хотела и царица, которая в отсутствие супруга, находившегося на фронте, занималась внутренними делами России. Но царица была втянута в совершенно иные дела. В декабре года группа заговорщиков — повесы голубых кровей и бюрократы с сомнительной репутацией — заманила Распутина на пирушку с танцами, песнями и увеселениями.

В самый разгар веселья целитель хлебнул отравленного питья, яда в котором хватило бы на то, чтобы отравить насмерть целый Расширение для бк фонбет. Прежде чем оставшийся невредимым Распутин успел вернуться к развлечениям, отпрыск одного из самых влиятельных аристократических семейств князь Феликс Юсупов принялся стрелять в целителя из револьвера, резать ножом и бить.

Он делал это с яростью, приведшей в оцепенение даже его сообщников. После этого тело ещё дышащего Распутина бросили в ледяную воду канала.

Юсупов — трансвестит с двенадцатилетнего возраста, завсегдатай публичных домов, дерзкий и неразборчивый развратник — к году убедился в том, что своими магнетическими способностями Распутин оказывает пагубное влияние на царицу, что может привести Россию к гибели. Теперь о военных долгах: в годах Россия была должна Британии сумму, равнявшуюся приблизительно трети годового дохода Российской империи 63и это было больше того, что Британия была должна Соединённым Штатам.

Франции Россия была должна приблизительно в два раза меньше, чем Британии. Нетрудно понять, какая сторона грела руки на русских бедствиях — такой стороной была Британия.

Но к тому времени вопрос об участии России в войне решал не царь и даже не Распутин: приказы исходили из британского казначейства Царь, очевидно, не понял намёка и продолжал упорствовать в своём намерении искать мира с Вильгельмом.

Скрывая угрозу, Бьюкенен вскользь упомянул о возможности революции, а также намекнул на то, что за неделю знал о готовившемся на Распутина покушении. Николай не внял предупреждению Подобно своим германским коллегам, он не представлял себе, насколько велика решимость Британии ни под каким видом не допустить диалога между Россией и Германией. Британский посол в России оказался ключевой фигурой в комбинации, предусматривавшей свержение цар51, если у него не хватит решимости продолжать борьбу с Германией Для этой цели он собрал группу из преуспевающих банкиров, либеральных капиталистов и недовольных аристократов Спустя месяц после беседы царя с Бьюкененом российскую столицу потрясла волна стачек: возмущение переросло в знаменитую Февральскую революцию.

Когда она разразилась, Бьюкенена не было в посольстве, он был в отпуске. Вдали от беспорядков, к разжиганию которых имел самое непосредственное отношение.

404 Not Found

Это был настоящий абсурд: в самый разгар беспрецедентной невиданной мировой войны, общества союзных стран должны были поверить в то, что их правители беспокоятся о степени демократизации России больше, чем о риске потерять русского союзника!

Публике, однако, следовало бы понять, что англо-американские клубы больше всего на свете боялись русско-германского мира и что именно происшедшее способно. Но либеральная пресса не собиралась просвещать публику на этот счёт. На счастье клубов, в году евразийское объятие так и не родилось, Россия и Германия остались противниками. Свержение царя было немалым достижением.

Нашлись и другие исключительно способные и старательные люди, которые не покладая рук действовали против евразийской общности. Руководитель этих людей, Александр Израилевич Гельфандбольше известный по кличке Парвус, начал свои авантюрные похождения с того, что вступил в ряды революционеров. Из Одессы, его родного русского города, Парвуса, естественно, потянуло туда, где говорили по-немецки. Получив степень доктора экономики в Базельском университете, Парвус начал активно заниматься политикой на стороне немецких социалистов.

Приблизительно к году у Парвуса окончательно исчезли последние иллюзии относительно организованного бессилия социализма, и, поссорившись с элитой немецких левых, он исчезает из общественной жизни. Скромно и незаметно он покидает Берлин Когда началась война, Гельфанд приступил к активной работе. В Стамбуле он сумел гарантировать поставки вооружения и военных материалов правительству младотурок, чем немало способствовал вступлению Турции в войну на стороне Германии.

После этого, когда у России начались неудачи на фронте и державы Антанты стали опасаться, что царь откажется от продолжения войны, Гельфанд был выбран для секретной и в высшей степени ответственной миссии в Германии. Без больших усилий он сумел завязать знакомства среди высшего руководства германского министерства иностранных дел.

Вот что Гельфанд предложил немцам: пусть джентльмены с Вильгельмштрассе финансируют и обеспечивают создание дестабилизирующего движения в России, которое сможет свергнуть царский режим и заключить сепаратный мир с рейхом. При поверхностном взгляде может показаться, что это была ещё одна вариация на тему евразийского сотрудничества. Но мотивы и намерения были совершенно иными, если не противоположными. Позже Парвус утверждал, что целью его махинаций в Германии было раздувание революционного пожара в России, который, как многие рассчитывали, перекинется на Германию, а затем и на всю Европу ради того, чтобы сбылась давно вынашиваемая левыми мечта — образование всемирного социалистического союза.

Трудно сказать, насколько искренними были эти высказывания Парвуса. Но именно эти ожидаемые переговоры между Германской и Российской империями и должен был саботировать Парвус.

До самого последнего этапа борьбы большевиков за власть в России главной задачей Гельфанда было так направлять поведение немцев, чтобы рухнули последние шансы на прямые контакты с царской империей. Пока наёмные убийцы Распутина и британский посол Бьюкенен, поддержанные командой профессиональных разведчиков, сжигали мосты, наводимые из России в Германию, Парвус и другие занимались тем же в отношении мостов, которые немцы пытались навести между Берлином и Петербургом.

Стоявшая перед Парвусом задача облегчалась граничившей с беспомощностью наивностью его германского контрагента из министерства иностранных дел — германского посла в Копенгагене графа Брокдорф-Ранцау.

Датская столица наряду со Стокгольмом была избрана Парвусом в качестве промежуточной базы, откуда плелась завязавшаяся между Берлином и Россией интрига. Отсюда Гельфанд управлял активной и весьма доходной экспортно-импортной компанией, возглавлял научно-исследовательский институт и издавал информационные бюллетени — всё это Фонбет старый надёжным прикрытием его шпионской деятельности.

Подобно большинству олдерменов рейха, граф Брокдорф-Ранцау воплощал в себе смесь покровительственного добродушия и провинциальной самонадеянности — короче, он являл собой превосходный образец просто-таки отчаянной немецкой политической близорукости. Он оставил потомству запись тех мыслей, что обуревали его, когда он попал в силки, расставленные для него Парвусом:.

Вероятно, это может показаться рискованным — использовать силы, стоящие за Гельфандом, но определённо было признанием нашей слабости отказаться от их услуг из страха, что мы окажемся неспособными управлять ими Те, кто не понимает знамений нашего времени, никогда не поймёт пути, по которому мы идём, и не сможет оценить, что поставлено на карту этим движением Но, как видно, сам он меньше других понимал знамения времени.

Учитывая ставки этой грандиозной игры, глубина такого пробела была, с немецкой точки зрения, абсолютно недопустимой. Но, упрямо не желая оценить степень опасности и поощряемый своим начальством, Брокдорф упорствовал, убеждённый, что именно он определяет правила и исход игры. Смысл составленного в году Парвусом Доступ к фонбет ap, направленного Брокдорфу и министерству иностранных дел, был однозначным и недвусмысленным: царская Россия является непримиримым врагом рейха.

Парвус убеждал немцев в том, что если они подпишут договор с Николаем, то это, скорее всего, приведёт к формированию в России реакционного правительства, которое, опираясь на силу освобождённой от ведения боевых действий армии, сможет снова обратиться против рейха, обойдя достигнутые соглашения.

Единственная партия, на которую могут ставить сейчас немцы, настаивал Парвус, это партия большевиков, решительно настроенная, хотя и немногочисленная группа, искренне стремящаяся к миру и непримиримо враждебная царю Николаю.

Имя лидера этой группы — Лёнин. Брокдорф попался на крючок правдоподобия этой насквозь лживой аргументации За два года рейх, как полагают, потратил девять тонн золота на подрывную деятельность против царя Парвус обеспечивал деловое прикрытие финансовых операций и банковские связи для передачи сумм, которые шли на создание революционных вооружённых отрядов и создание мощного пропагандистского аппарата.

Жертвуя столь щедрые дары, немцы с нетерпением ожидали результатов, но дело так и не сдвинулось с мёртвой точки.

Парвус успокаивал господ, уверяя их, что вложения не пропадут даром. Всё эти выступления были без особого труда подавлены силами полиции. Германский министр иностранных дел фон Ягов не скрывал своего раздражения, у некоторых других, наиболее бдительных чиновников министерства стали крепнуть подозрения в надувательстве, и они просили своего шефа прекратить интриги с Парвусом.

Но Брокдорф с жаром возражал, свидетельствуя в его пользу, и высшие чины армии решили пока не сбрасывать со счётов большевистский козырь: германские генералы, несмотря ни на что, продолжали грезить насильственным миром с крупными аннексиями на Востоке — житницами Украины, морским побережьем Прибалтики, не говоря уже о возмещении убытков золотом.

В то время было, однако, очевидно, что вопреки тенденциозным утверждениям Парвуса царская Россия, невзирая на бесчисленные слабости — крупный внешний долг, промышленная. Напротив, это был достаточно мощный экономически организм с огромным валовым промышленным потенциалом и страной, вывоз пшеницы из России составлял треть всего мирового экспорта зерновых Тем не менее немцы, ослеплённые своей алчностью, решили ждать и ждали до тех пор, пока на Востоке не прозвучал февральский сигнал — всего через два месяца после убийства Распутина.

Февральская революция года не имела никакого отношения к немецким проискам и ещё меньше того была делом рук большевиков. Лёнин, когда разразилась революция, словно лев, запертый в клетке, безвыездно сидел в Швейцарии, а Троцкий — ещё одно действующее лицо описываемых нами событий и один из творцов ноябрьского переворота, занимался в это время пламенной пропагандой на Манхэттене. Этот последний — согласно нескольким свидетельствам — в своей обширной истории революции много места уделил якобы спонтанности безымянности февральского восстания, каковое он в своей трактовке представил как истинно пролетарскую прелюдию грядущего прихода большевиков На деле же всё было совершенно по-иному.

В феврале года, когда на улицы снова вышли протестующие толпы, семь ведущих генералов и часть войск столичного. Либералы, в свою очередь, были готовы передать власть брату Николая, великому князю Михаилу. Но великий князь не пожелал участвовать в этой низкопробной коронации и отказался от власти.

Таким образом, либералы были вынуждены взять на себя бремя власти и командования. Не было никакого парадокса вопреки утверждениям Троцкого в таком вырождении одряхлевшей власти — когда власть ускользнула от масс и вернулась к аристократам с помощью военщины и попустительствующей ей буржуазии. В действительности Февральская революция была всего лишь противозаконным путчем, призванным удержать русские армии на Восточном фронте под эгидой конституционного регента.

Но поскольку великий князь отказался поддержать заговорщиков, то всё их дело повисло над расширявшейся трещиной весьма неудобного спаривания буржуазии с социалистическими лидерами. Равновесие было, мягко выражаясь, весьма непрочным. По прошествии короткого времени из мятежной Думы было образовано ядро новой российской исполнительной власти — Временное правительство. Этому правительству весьма странным образом противостоял как бы дополнявший его воскресший Совет, к которому примкнуло разношёрстное братство русских революционеров: у большевиков чесались руки — они стремились возглавить Совет и поставить его под свой контроль.

И вот наконец настал момент нанести последний, мастерский штрих плана Парвуса: в апреле года, по соглашению с германским правительством, он обеспечивает проезд Лёнина в запломбированном вагоне через Германию из Швейцарии в Финляндию, а оттуда в Петербург.

Лёнин вернулся с немецкой помощью и на немецкие деньги — то есть совершил акт государственной измены. Вернулся в Россию и меньшевик Плеханов — этот под охраной британских миноносцев Троцкий, имевший на руках американский паспорт, был схвачен на борту норвежского морского лайнера и задержан в Галифаксе канадскими военно-морскими властями.

Неожиданно, по приказу из Лондона, Троцкого освобождают и в мае. Можно допустить, что это была самая деликатная часть исполнения британского плана великой осады и удушения Германии. С года царский режим оказался ненадёжным и слишком слабым партнёром для того, чтобы выполнять британские директивы.

Перед лицом страшной для Британии перспективы сепаратного мира России с Германией царь был успешно устранен со сцены. Таковы были движущие силы Февральской революции. Устранив царя, Британия разработала три возможных сценария развития событий и соответственно своих действий:. Продолжение февральского сценария. Согласно его первоначальной Фото выигрышей фонбет, план предусматривал создание либерального кабинета, поддержанного Советом своего рода парламентом и связанного формальным подчинением царствующему дом ; Февральский эксперимент был задуман для введения в России такого же института власти, как в Фонбет добавить номер есть конституционной монархии.

Очевидно, что такая искусственная трансплантация была нереалистичной, но сам ход, предусматривавший привоз в Россию таких настроенных продолжать войну марксистов, как Плеханов и другие меньшевики, которые могли узаконить в Совете и придать в его глазах легитимность военным усилиям кабинета и сохранение царствующего идола в фигуре Романова, не был лишён блеска и привлекательности. Действительно, союзные державы, начиная с Соединённых Штатов, уже 9 марта быстро укрепили авторитет Временного правительства его официальным дипломатическим признанием.

Теперь оставалось посмотреть, сможет ли Временное правительство, даже лишённое имперских галунов из-за отказа великого князя Михаила взойти на трон, консолидировать народ и заставить его продолжать войну. Этот второй вариант развития событий таил Бк фонбет зеркало синий старый сайт себе большую степень риска, так как большевики клялись вывести Россию из войны.

Однако преимуществом захвата ими власти была врожденная ненависть к немецкому династическому духу — насквозь капиталистическому и империалистическому. Полковник Хауз, личный советник президента США Вильсона, всегда из прагматических соображений поддерживавший большевизм, в конце года весьма рационально обосновал необходимость тайной поддержки Западом этого во всех отношениях отвратительного для западного либерализма большевистского коммунизма:.

Очень часто упускают из вида тот факт, что русская революция, вдохновляемая якобы ненавистью к автократии, несёт с собой Несмотря на то что ленинцы собирались заключить мир с 1ер-манией для того, чтобы получить с фронта массу крестьян и рабочих — так, во всяком случае, рассуждали британцы,— имперская Германия и большевистская Россия едва ли сольются в тесном союзе.

В ближайшие годы можно было надеяться путём финансовых манипуляций — особенно в плане военной помощи и дипломатическими манёврами натравить огромное коммунистическое государство на германский рейх; этот путь был чреват смертельной опасностью, но риск был в целом оправданным.

Можно было также ожидать, что в случае падения Временного правительства коалиция белых — монархисты и контрреволюционные генералы — развяжут в стране гражданскую войну и усмирят страну. Облегчённое духовным и классовым родством сближение одинаково настроенных белых генералов и генералов рейхсвера со временем должно было вылиться в тесный союз. Из трёх возможных вариантов последний был для Британии наименее желательным.

Если бы он осуществился на деле, то у морских держав не оставалось бы иного выхода, кроме попытки подкупить белых, удержав их от сближения с немцами, а это было чревато гораздо большим риском, чем приход к власти большевиков. В течение восьми месяцев своего существования Временное правительство издало множество законов, но успехов добилось весьма скромных.

Роль первого министра взял на себя Керенский — популист, в прошлом адвокат. Став во главе кабинета, он ринулся на фронт воодушевлять дрогнувшую духом армию. В июне русская армия, словно очнувшись от спячки, совершила последнее наступление на австрийские войска, которые немедленно получили подкрепление в виде нескольких немецких дивизий.

При виде немецкой серой формы русские обратились в бегство. В июле большевики подняли путч. Временное правительство отреагировало на него весьма жёстко. Лёнину пришлось бежать в Финляндию имеется в виду шалаш в Разливе. Логика отчаяния заставила Керенского вообразить, что он сможет использовать красных агитаторов как союзников в борьбе с монархической контрреволюцией. Организация Дж. В тот день, когда произошла революция, по Невскому проспекту, как обычно, гуляли хорошо одетые люди и, смеясь, говорили, что власть большевиков не продержится и трёх дней.

В марте года большевистская Россия подписала в Бресте тяжёлый и унизительный мир с германскими генералами. Уступая жадности немцев, Россия пожертвовала Украиной и Прибалтикой, а также согласилась выплачивать репарации золотом. На Восточном фронте наступило затишье, и дивизии рейха можно было теперь без помех перебрасывать обратно во Францию Британцы, трезво взвешивая вероятности перечисленных выше сценариев, ждали развязки, не пуская течение событий на самотёк.

Бреши на Западном фронте были заткнуты американской пехотой. Не было случайным совпадением, что Америка вступила в войну в апреле года, когда русский фронт дал трещину. Американская интервенция на стороне британцев была произведена весьма умело.

Американцы отказались выполнить требования немцев оказать давление на Британию, с тем чтобы последняя прекратила противоправную блокаду рейха. Своим отказом Америка не оставила Германии выбора — началась подводная война, официально объявленная 31 января года. Предполагаемые нападения подводных лодок на американские грузовые корабли, шедшие мощным потоком к берегам Европы и поставлявшие огромные количества оружия и военного снаряжения воюющим союзникам, явились подходящим предлогом для разрыва дипломатических отношений с германским рейхом и в конце концов к объявлению войны.

Германии удалось в течение двух лет с го по год оттягивать вступление Америки в войну. Подводные лодки прекратили бесчинствовать, были выплачены репарации и принесены извинения, но к году время уже истекло Последовательность событий вкратце такова: 22 февраля в России начинается революция, царь отрёкся от престола 2 марта, приезд Лёнина намечается на 27 марта, Троцкого арестовывают 1 апреля, 6 апреля президент Вильсон объявляет войну Германии, а 9 апреля Лёнин прибывает в Россию; Троцкий появляется в Петербурге 18 мая; командующий американскими экспедиционными силами генерал Першинг отплывает в Европу 29 мая года.

К ноябрю года их численность превысила 2 миллиона солдат и офицеров В последней четверти года союзники стали нуждаться не только в американских поставках, но и в американских финансах. И наконец, в году произошло решающее событие — Британия, которая стояла на грани банкротства после первого натиска на центральный регион, начала постепенно передавать права верховного военного командования великой осадой более выносливому и более свежему — в военном и экономическом отношении — исполину, Соединённым Штатам Америки.

Это было сделано с полным пониманием того, что Британия, как более опытный игрок, навсегда сохранит за собой исключительное право на участие в стратегическом руководстве осадой. Приняв на себя эту ответственность и отправив войска на европейский театр военных действий, Америка вполне сознательно взяла на себя обязанности имперской державы. То была знаменательная и зловещая передача эстафеты от одной англоязычной островной державы к.

Это решение кардинальным образом изменило лицо Америки, а со временем и лицо всего мира в целом. Соединённые Штаты не были готовы взять на себя единоличную власть над морями, а следовательно, не могли допустить поражения Британии — притом что Америка ни в малейшей степени не доверяла Германии.

Американская элита сплошь состояла из англофилов, а американское общество, ссудившее Британию миллионами долларов, смотрело на мир сквозь очки британской пропаганды: если бум инфляции и процветания, обусловленный огромными закупками Антантой военных материалов, обрушится из-за поражения союзников, то деньги.

Всё эти факторы требовали, чтобы США — под влиянием Британии — бросили вес своей имперской мощи на поля сражений в центральном регионе Дни великой конфедерации свободных городов в свободном государстве, почтения к образованным виргинским джентльменам, примирения с природой и пионерского духа общин, то есть всех американских ценностей, в большой мере предоставленных старой Европой и целым светом этой обители мира и покоя, безвозвратно остались в прошлом.

Старые принципы были беспощадно и без всяких сожалений отброшены. Преднамеренная и показная жадность к обладанию избытком времени и пространства, безответственная тяга к агрессивному тщеславию — поздним признакам Британской империи — были усвоены Америкой, куплены ею ценой её юности. Настроение в Соединенных Штатах разительно и быстро переменилось.

В году 90 Фонбет реально выиграть американского народа было против вступления в войну 90 ; теперь же эта сдержанность уступила место неуёмной агрессивности: появились солдаты и восторженно встречавшая их толпа — вот что теперь нужно было Америке.

Клубы позаботились о том, чтобы этот сдвиг в массовом сознании был скорым, и вызвать его можно было только одним орудием — страхом. Начиная с года публику кормили фантастическими измышлениями, подаваемыми в форме газетных новостей. Например, писали о том, что у немцев есть секретные орудийные батареи в США, готовые обстреливать Нью-Йорк и Вашингтон.

Помимо заклинаний о совпадении геополитических интересов, культурном родстве и угрозе немецкой подводной войны, помимо гигантских займов странам Антанты, было ещё одно средство заманить США в войну и заставить их нести часть её бремени в осуществлении великой осады. Этим средством стала Палестина. Ведущие члены британского военного кабинета — премьер-министр Герберт Эсквит и военный министр граф Китченер не желали распылять наступательные силы на европейском театре ради военной авантюры на Среднем Востоке.

Однако стойкие поборники имперского величия, воплощённые харизматической фигурой лорда Альфреда Милнера, бывшего колониального чиновника, сумели заставить коллективный олигархический разум изменить это решение, правда, иным способом Если и поскольку Первая мировая война действительно представляла собой начало осады центрального региона, то группа Милнера решила, что будет вполне уместно воспользоваться Фонбет как проверить ставку возможностью и вбить сразу два клина — по одному на каждом конце разделительной линии.

Для этого Америка должна быть вовлечена в конфликт двояко — направить войска на евразийский север против Германии и развязать политическую кампанию своего сионистского лобби на средне-восточном юге против арабов; см. Рука Провидения не заставила себя ждать. Уличённый в закулисных махинациях глава либеральной партии Эсквит был вынужден уйти в отставку, и 7 декабря года премьер-министром стал Дэвид Ллойд-Джордж.

Вскоре после этого британские войска высадились на Среднем Востоке, выступив против турок.

В августе года первый акт великой северо-западной осады приблизился к развязке. Германия поняла, что не может больше держаться. Она капитулировала, и в ноябре было подписано перемирие. К августу года стало ясно, что Германия сделала всё возможное, но для победы этого оказалось мало. Блокада и высадка на континенте американских войск поставили германское руководство перед альтернативой: сдаться или ввергнуть страну в полный экономический и социальный хаос. Всё без исключения, во главе с аристократами из военного командования, выбрали капитуляцию Оглядываясь назад и оценивая историю военных операций J 1ервой мировой войны, трудно отделаться от впечатления, что весь этот конфликт был большой осадной операцией, направленной против Германии Десяти миллионов убитых оказалось недостаточно для того, чтобы сломить страну и сделать её сателлитом морских дёржав.

Германия не была разбита на своей территории. Для того чтобы Германия пережила окончательный крах и потерпела поражение внутри своих границ — то есть для осуществления второго, заключительного акта северо-западной осады то есть Второй мировой войны — британские правящие круги посвятили следующие двадцать лет проведению двойственной политики по отношению к поверженному рейху политики, представлявшей собой смесь санкций и прямых зарубежных инвестиций.

Коротко говоря, схема предусматривала вооружение вчерашнего врага и его вовлечение в следующий конфликт, который должен был создать 1 повод к окончательному уничтожению Германии и 2 возможность захвата геополитических позиций Германии. От Советов до Версаля по пути русского братоубийства; годы. Германия капитулировала в ноябре года, кайзер Вильгельм II отрёкся от престола, и империя взорвалась. Это движение было мгновенно подавлено хотя и Промокод для фонбет январь 2020, но духовно оставшейся нетронутой милитаристской частью германской элиты при молчаливом одобрении обладавшего собственностью среднего класса.

Gripper Advice

То были молодые и безжалостные солдаты и офицеры, выкованные и закалённые войной, соединившиеся с призрачными пока объединениями несгибаемых ветеранов в союз, благословлённый неизвестными доселе и поэтому безымянными божествами.

Страна стала свидетельницей зарождения так называемой консервативной революции — движения, возникшего из неизмеримых глубин германского духа, опьянённого военным экстазом, но смертельно враждебного современному стяжательству, так же как и архаизму императорской власти и наследственной аристократии.

Нацизм стал весьма специфическим ответвлением этого возрождения из бездны, представляя собой сложное переплетение ассоциации, партии и тайных орденов, — прославленным трубадуром этого возрождения стал писатель и ветеран войны Эрнст Юнгер.

В конце года в один из таких орденов был принят и ефрейтор Гитлер. Фонбет фора 0 что это это время союзники очищали Россию от последних остатков царизма, активно поддерживая нигилистическую диктатуру большевиков. Именно союзники позволили большевикам перекупить ядро старой николаевской армии и нанести поражение белым генералам в ходе кровавой Гражданской войны годов. Одновременно в Версале англо-американцы заложили фундамент инкубатора, в котором они намеревались вывести будущего врага России: наложенные на Германию репарации всерьёз не затрагивали доходы привилегированных классов Германии, кроме того, союзники начали процесс реабилитации реакционных немецких кланов с тайным намерением выпестовать радикальную антибольшевистскую силу, каковую можно будет впоследствии бросить на штурм русского бастиона и уже окончательно уничтожить, повторив сокрушительную для Германии войну на два фронта.

Единственным мыслителем той эпохи, который с провиденциальной ясностью и пониманием оценил происходящие трансформации, был американец Торстейн Веблен: изучив развитие событий в Германской империи, он предсказал дальнейший ход этого развития, и, что ещё более важно, он оказался единственным, кто обратил самое живое внимание на очевидно пробуждённую войной и прокатившуюся по всей Германии волну окрашенной своеобразной религиозностью страсти к разрушению.

Ещё в году он в общих чертах предсказал появление на политичёской сцене исступлённого, произносящего зажигательные речи фюрера; более того, в году, когда стало ясно, что ратифицированный в Версале позорный мирный договор окажется не в силах создать условия, которые Веблен считал необходимыми для разоружения Германии и её превращения в послушного и кроткого партнёра англосаксонских государств, он предсказал, что через двадцать лет, то есть в году, начнётся смертельная, невиданная схватка между большевистской Россией и реакционной Германией.

Это пророчество, приведённое в книге Дж. Кейнса, посвящённой парижскому мирному договору, является, вероятно, величайшим достижением политико-экономической мысли — свидетельством величайшего гения — и кричащим обвинением в ужасающем заговоре, составленном Британией в течение полугодовой мирной конференции, состоявшейся после окончания Первой мировой войны. В Германии никогда не было подлинной революции.

Раздуваемый в литературе миф о расколе между левыми и правыми представляется явным преувеличением, хотя многие считают этот раскол главной причиной успеха Гитлера. Однако пропасть, разделявшая имущих от пролетарского класса, была скорее мнимой, нежели реальной: будущие столкновения между нацистскими коричневорубашечниками и красными отрядами коммунистической партии были скорее следствием иностранного вмешательства в германскую политику, чем результатом внутреннего антагонизма, разъедавшего немецкий порядок.

Это утверждение я постараюсь доказать в главе 4. До Первой мировой войны в Германии ни у кого не было истинной воли к восстанию; не было её и после войны. В течение шести странных месяцев, прошедших от капитуляции в ноябре го, до провозглашения Веймарской республики в июне года, Германия горела в лихорадке, которая, как правило, сопровождает смену режима, — это был период относительно мягких протестов, протестов неорганизованных и вскоре искажённых вмешательством независимых интеллектуалов, частных военизированных отрядов, иностранными интригами и вскоре подавленными вернувшейся с фронта армией, утопившей в крови отдельные очаги вооружённых выступлений.

Таким был промежуточный период существования немецких Советов, период, после окончания которого на политическую авансцену выступил Гитлер. Букмекерская контора, которую я всем рекомендую! Почта: info capper1. Телеграм: capper1. Вернуться на главную Прогнозы на тотализатор. Роман О. Дмитрий С. Сергей К.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *